Наверх

Осталось только имя...

«Осталось только имя… Осталось только имя…», – вертится в голове. Осталось имя. И одна фотография. Не получается называть его дядей: я уже много-много старше этого парня.

…Когда началась война, ему было 20, работал трактористом в колхозе. Потом ушел на фронт – в моряки. А в 1943 под Николаевом все закончилось – пришла «похоронка».

Он так и не стал мужем и отцом моих двоюродных. Он так и остался Алешей – погибшим братом моего отца, тогда еще совсем мальчишки. Он ушел из родного дома и навсегда остался где-то там – на фронте, точнее, где-то в море, где погиб, где остались и его товарищи, его корабль. Чтобы после освобождения села мой отец смог ходить в школу, в «штанах из бабушкиного платка». Я всегда забавлялась, когда папа рассказывал об этой подробности, а все понятно: просто не из чего было сшить одежку.

Алеша – так всегда и говорили о нем в семье – погиб, чтобы мой отец вырос, отслужил в армии, получил желанную профессию, создал свою семью – появились мы с братом. И дальше была история нашей жизни.

… «Осталось только имя…». Нет, еще и благодарная память.

5 мая 2017 года

Автор материала

Светлана Михайловна НАРОЖНЯЯ