Ошибка при обработке файла SSI

Талант дорогу найдет

На факультет журналистики приходят очень интересные творческие люди. И каждый из них неповторим. Недавно нам удалось побеседовать с выпускницей факультета, Юлией Алейник. Эта девушка была редактором “Про:Бела”, является соавтором гимна журфака, а в настоящее время – лидер рок-группы и сценарист.

- Юлия, довольно-таки долго ты вела редакционную деятельность газеты Про:Бел. Расскажи, с чего всё началось?

-Первый курс (мы) узнал, что можно сделать «молодежную газету» усилиями факультета. Для нас выделили четыре полосы в «Нашем Белгороде». С нуля сели продумывать концепцию, рубрики, темы. Молодежная пресса очень динамична, и, несмотря на то, что всё это казалось игрушечной журналистикой, до нас этого никто не поднимал. А ведь молодежь уже лет десять как другая. Проголосовали за меня как за редактора приложения, видимо, мне хотелось отстаивать право за нашу неграмотность перед миром. Кто-то форматом брезговал, кто-то уставал. В мае 2006 года вышел первый номер «Про:бела».

-Что для тебя значила эта должность?

-Ответственность. Нужно было поделиться опытом, которого у меня самой не было. Мы придумали Белого кота, который “ходил” по Белому городу, смотрел, чем город живет. Прототип Белого кота весит килограммов семь, ему пешком ходить сложно, не то, что бегать. Поэтому «Про:Бел» нечасто выходил.

-А название газеты вы сами придумали?

-По-моему, это было так... Я предложила первую часть: “Про”. Дальше мы подбирали слова: про что же мы пишем? И Юля Одинцова выдала: “Пробел”. Хотелось заполнить пробел, дыру, которая до сих пор как ниша не так уж заполнена.

-Еще мы знаем, что ты принимала непосредственное участие в создании рок-гимна факультета. Кому пришла такая идея? И намеренно ли вы сочиняли именно гимн?

- Кому пришла - не знаю, но ко мне обратился Леша Бородин. Я скучала, скучала, потом написала первый куплет и припев, Кирилл Болгов там что-то подобрал и Леша набросал второй куплет – подразумевалось, что мы будем петь дуэтом. Мелькала там таинственная личность, которую звали Олег Сапожников (наш общий друг), который помог записать минус. Но почему-то в финальных титрах продюсеры его не упомянули.

А как долго ты занимаешься музыкой?

-Я под музыку выросла. Двоюродная сестра профессионально пела, брат играл на гитаре. Как только научилась говорить, пошли какие-то вечерние шоу, опенэйры во дворе с палкой или расческой. А в домах были такие советские проигрыватели "Нота" - к моему еще и микрофон прилагался. Помню фристайл о супружеской жизни и бракоразводных процессах в семье парнокопытных. Наверное, моя семья была в шоке. Там еще припев был какой-то жуткий, панковый. Первую песню, которую написала от руки лет в пять-шесть печатными буквами на обложке книги, тоже помню. Это был текст про стихийное бедствие, под которым, кажется, подразумевалась любовь к людям. Но это было только начало... Ведь можно было еще и на кассеты голос писать и по жестянкам фломастерами ритм поддерживать.

-А как в настоящее время музыка связана с твоей жизнью? Ты пишешь песни или поешь? Или и то, и другое?

- Всё сразу. Сейчас с Ником Ереминым пишем "саундтрек" к роману. Зимой прошлого года приезжала "Магнитная аномалия", и мы там пару песен из запланированных к записи исполняли. То есть в рамках "Плюшевой свиты" я пишу текст на музыку Ника (он параллельно выступает с «Рычагами»), либо напеваю ему новые слова, и далее мы склеиваем, подсушиваем песню. Статус музыканта сам по себе ничто, главное - до сцены добраться и подарить положительную энергию.

-Рассcкажи, пожалуйста чуть подробнее о вашей группе.

-Пела в нескольких новых группах каверы Linkin Park, и эти недоразумения продолжались, пока в 2007 году в Рунете ко мне не постучался Ник Еремин. И я, обчитавшаяся Льюиса Кэрролла в оригинале, предложила ему назваться Plush Suite. Потом Еремин едет в армию и дрессирует хаски. Я читаю сценарии и смотрю по три-четыре фильма в день, сдаю сессии. Курсовые пишу. Он тревожился, что я после практики на СТС музыку заброшу.

- Есть ли в планах какие-то другие творческие проекты, кроме музыкальных?

- Проектом можно назвать роман "Быстрое движение глаз". Термин, связанный с фазами сна у человека. Когда под веками движутся глазные яблоки, а мы живем в другом мире. Тема сновидений и антиреальности настолько скользкая, что я до сих пор не знаю, что леплю - то ли триллер, то ли антиутопию, то ли экшн. Не хочется скатиться в историю любви и написать еще одну сагу "Сумерки". Я с единомышленниками создаю сейчас сайт под рукопись. Хотелось завершить к январю, но за Чаком Палаником и Стивеном Кингом все равно не угонишься. В Белгороде смешно решать бытовые проблемы и строчить. Во-первых, писать книгу объемом, которого требуют издательства, это уже не похоже на хобби. Правда, пока остается нерешенным вопрос, опубликую ли я рукопись в сети, а уже потом буду думать, нужно ли рубить деревья на бумагу, или вообще отложу этот непонятный нейропанк и буду работать над сценариями.на бумагу, или вообще отложу этот непонятный нейропанк и буду работать над сценариями.

-Считаешь ли ты, что журналисту нужны углубленные знания в области музыки, кино, литературы?...

- В России со школы приучают, что культура - это как кружок по интересам. Все, кто хотел играть на баяне, тот делал это после алгебры, это касалось только его (лишь бы алгебре не мешало). Но не все ведь создают и исполняют. Жить стереотипами, что проще изучить музыкальный менеджмент и ругать пиарщиков, а не полистать «Эстетику» и историю культуры, – тоже не вариант. Здесь все перемешалось. Торрент-трекеры жуют трафик, а вкусы публики развивать никто не собирается. Только правительство знает, какие песни должна слушать молодежь. Стране нужен узкоспециализированный Белинский, который поставит центральные каналы на место. И когда-нибудь он доберется до Тимати...

Беседовала Майрануш КАЗАРЯН, студентка гр. 160902.