Ошибка при обработке файла SSI

На лекциях этого преподавателя мы узнаем, что такое «отлет» и верстка «сапогом», для нее мы буквально «терроризируем» газетные киоски, требуя у продавцов газету формата А3 или газету в газете. На ее парах мы пишем свои первые материалы уже не в качестве школьников, а в качестве студентов. Конечно же, речь идет о Нине Николаевне Рухленко, с которой мы и побеседовали.

Нина Николаевна, что привело вас в журналистику?

Если честно, профессия журналиста мне нравилась еще с детства. У меня есть брат, который младше меня на пять лет. В детстве я брала у него интервью, делала рекламные ролики, просила его петь, делая что-то вроде радиоэфира. Брат с радостью воплощал все мои идеи. Потом, когда я окончила школу, решила поступать на филологический факультет - журфака тогда ещё не было, а нам пообещали, что откроют дополнительную специализацию «Журналистика». К сожалению, этого не случилось, поэтому я получила специальность преподавателя немецкого языка и думала, что моя мечта стать журналисткой уже не сбудется.
Когда я отучилась в аспирантуре и искала работу, то от своей коллеги узнала, что в редакции «Белгородских известий» есть место. Тогда редактором этой газеты был Федор Федорович Хрусталев. Он дал мне три задания и сказал, что если я с ними справлюсь, он включит меня в штат. На работу меня взяли после двух материалов, чему я была несказанно рада, хотя у меня были опасения, вольюсь ли в коллектив и смогу ли быть журналисткой. Но, наверное, журналистом надо ещё и родиться, то есть, это должно очень нравиться и этим надо жить.

То есть вы считаете, что журналистом становятся не столько на журфаке, сколько в редакции?

Думаю, да. Но вот сейчас, когда я уже стала преподавателем, я поняла разницу. Филологов учат чувствовать текст, ощущать структуру этого текста. Журналистов учат еще и другим дисциплинам: они знают жанры, они знают методики. Все это мне пришлось изучать позже, много заниматься самообразованием, у меня очень много учебников. Хотя в принципе должна быть гармония, и человеку должно нравиться заниматься журналистикой. Ведь не все, кто заканчивает журфак, становятся журналистами, и наоборот, иногда журналистами становятся химики, физики, экономисты.

А какими, на ваш взгляд, качествами должен обладать настоящий журналист?

Он должен обладать здоровым любопытством, чувством справедливости. Он должен быть готов помочь людям в их проблемах. Он должен с осторожностью относиться к слову, потому что словом можно обидеть, словом можно ранить. И, естественно, он должен быть человеком очень ответственным и эрудированным. Журналист – это тот, кто может попробовать себя в разных профессиях. Он может быть и юристом, и психологом, и педагогом в какой-то мере. За это я и люблю свою работу.

Сколько лет вы уже работаете в «Белгородских известиях»?

Пять лет.

И вам никогда не хотелось попробовать себя в другом виде СМИ? Например, на телевидении или на радио.

Вы знаете, Леша, нет. На радио – быть может, потому что вроде бы мои голосовые данные позволяют работать в эфире. Но, с другой стороны, я понимаю, что я – не телевизионщица и не радийщик. На мой взгляд, у печатника есть масса преимуществ. За журналиста на телевидении может сработать картинка, то есть оператор. На радио все зависит от твоего голоса, и там формат другой, мне кажется, не мой. Мне интересно работать в газете. В ней я могу порассуждать с читателем, могу попытаться вызвать его на диалог. Мне кажется радио и телевидение мне бы этого не позволили. Точно так же я не хотела бы себя попробовать и в Интернет-СМИ. Для меня там слишком узкие информационные жанры.

Что вас привлекает в преподавательской деятельности?

У меня родители – педагоги. Я с детства видела, как мама с папой проверяют тетрадки, готовятся к разным открытым урокам и, наверное, это наложило свой отпечаток. С другой стороны, сочетание практики и работы с вами (студентами – прим. автора) приносит некое разнообразие в мою жизнь. К тому же, если работаешь с хорошими студентами - инициативными, творческими, идущими на контакт, это приносит огромное удовольствие. Если я чем-то кому-то смогла помочь, объяснить то, что знаю сама или то, чему меня научили в свое время – значит, день прожит не зря.

А как вам удается сочетать работу в газете и преподавательскую деятельность?

Иногда тяжело, потому что мне приходится курсировать из редакции в университет и обратно, благо редакция находится близко. Но я ведь и в редакции совмещаю две функции: работаю корреспондентом и курирую студентов, приходящих на практику. Приходится иногда работать в две или в три смены. Бывает, я после пар в университете договариваюсь с кем-то об интервью, дома расшифровываю диктофонную запись, ночью пишу, а утром могу уже сдать материал. Конечно, в плане времени и сил совмещать тяжело, но с другой стороны, я не могу просто сидеть дома и смотреть телевизор, мне жалко времени, которое уходит впустую. Я очень ценю свою работу в редакции, потому что я не смогла бы преподавать на факультете, если бы я не работала в газете. Все примеры, которые я привожу, я беру из своей практики и практики моих коллег.

На ваш взгляд, студенты год от года становятся лучше?

Бывает по-разному. На мой взгляд, это зависит не год от года, а от набора и от выпуска. Например, среди вас, в вашем наборе (поступивших в 2009 г. – прим.авт.), я считаю, много студентов, с которыми ощущаешь себя на равных, что очень важно для преподавателя. От этого возникает больший интерес и большее желание общаться и работать с этими людьми.

Беседовал Алексей ВИНОГРАДОВ, гр. 160902.
Фото из архива сайта